И снова про навязчивости | Минская Светлана: о психологии и психиатрии просто и понятно

Минская Светлана: о психологии и психиатрии просто и понятно

Про психологию и психиатрию простыми словами

И снова про навязчивости

Я уже писала про навязчивости здесь. А теперь более подробно. Почему так важно говорить о навязчивостях? Потому что навязчивости – пожалуй, самый субъективно тяжелый невротический симптом. Чаще всего люди боятся заболеть (из психических заболеваний) шизофренией, порой даже мало понимая, что это такое. Но субъективно неврозы бывают куда тяжелее психозов.

Навязчивости всегда сопряжены с депрессией, или, как говорят врачи, коморбидны. Об этом говорит то, что навязчивости лечатся антидепрессантами. Механизм возникновения навязчивостей завязан на нарушении аффекта, то есть, эмоциональной реакции на свои действия. Вот как это выглядит.

Здоровый человек хорошо помнит, что он завершил, а что нет. Помыл ли он руки, закрыл ли дверь и т.п. Невротик это так же помнит, у него нет проблем с памятью. Однако здоровый не просто запоминает некое событие, оно у него еще записывается и в «эмоциональной памяти», остается так зазываемое «чувство завершенности». А при навязчивостях – не остается. Нет этого чувства.
Вот смотрите, не память страдает, нет. Невротик отлично помнит, что дверь закрыта, но нет «чувства закрытости». А чувство – это всегда про эмоции. Он идет еще раз эту дверь проверить или руки перемыть в надежде, что это чувство наконец-таки появится, а его все нет. А антидепрессанты его восстанавливают.

Да и как тут не быть депрессии, если есть еще и огромное чувство стыда и неполноценности, особенно, если это навязчивости с ритуалами. Ритуалы не скроешь от окружающих, как им объяснить зачем в десятый раз я иду мыть руки. Это так называемая реакция на собственную психическую несостоятельность.

Как с этим обходиться? Если навязчивости только-только появились, можно обойтись чисто психологической помощью, проработкой актуальной ситуации с психологом и приёмом легких седативных средств типа валерианы или пустырника. Только чаще всего за помощью приходят тогда, когда навязчивости цветут уже во всю. И сопряжены с выраженной депрессией. Вот тут какие самые частые варианты:

• Навязчивые сомнения. Это как раз про то, о чем говорилось выше. Чувство незавершенности действий и мыслей, переживание их неполноты и незаконченности. И все это приводит к тому, что человек уже не может действовать и мыслить спонтанно, на это просто не хватает времени, настолько его занимают навязчивости.

• Ипохондрические фобии. С обилием страхов смерти, сойти с ума, фобии загрязнения, заражения, инфаркт или инсульта, из чего логически вытекают страхи выйти из дома или остаться на улице без помощи.

• Контрастные навязчивости. Контраст – это про то, что непроизвольно возникающие представления вступают в конфликт с морально-этическими установками. Например, человек вдруг ярко себе представляет, как он убивает кого-то из близких. Его здоровая часть понимает, что на самом деле он этого не хочет, а невротическая показывает такие вот картинки. И начинает бояться, что вдруг в какой-то момент контроль ослабнет и все это может быть реализовано. Но в реальности этого не происходит никогда, но даже от знания этого факта человеку не становится лучше. И логично, что это сопровождается отнюдь не хорошим настроением.

• И последние – нейтральные навязчивости, когда в сознании непроизвольно возникают какие-то представления или воспоминания, которые отвлекают сами по себе, а даже не своим неприятным содержанием. Не содержание, а именно неконтролируемость расстраивает в этом случае.

Вот в таких ситуациях уже нужна медикаментозная помощь вкупе с психотерапевтической. Еще несколько десятков лет назад препаратов, действующих на навязчивости, было мало, а их побочные эффекты велики. Сейчас ситуация изменилась, но все равно остается главный принцип – чем раньше начато лечение, тем лучше будет эффект.

Оставить комментарий

Ваш E-mail не будет опубликован.