Тренинг для родителей "трудных подростков": как это работает » Минская Светлана: о психологии и психиатрии просто и понятно

Минская Светлана: о психологии и психиатрии просто и понятно

Про психологию и психиатрию простыми словами

Тренинг для родителей «трудных подростков»: как это работает

Это история* о том, как в результате работы на тренинге для родителей «трудных подростков» изменилась жизнь одной конкретной семьи.

*Публикуется с разрешения моих клиентов, имена и некоторые обстоятельства по их просьбе изменены.

На тренинг пришли родители — Марина и Павел, очень красивая молодая пара. У них рос единственный сын Саша 14 лет. Жили они в трехкомнатной квартире, а несколькими этажами выше жили родители Павла, которые были активно включены в жизнь «молодых».

Последней каплей и поводом для визита стал семейный скандал с участием старшего поколения и сына.

Павел был весьма состоятельным бизнесменом. Он хотел для своего сына успешного будущего, такого, как когда-то он сам выстроил для себя. Его волновали неуспеваемость на «отлично» по всем предметам и требования сына покупки ему самых лучших девайсов и вещей. Всё остальное он находил приемлемым, а если возникали конфликты, то «голосовал рублем», и сын соглашался на его условия.

Марина же сидела дома с самого рождения сына. У неё было хорошее образование, но по специальности она проработала года три, до декрета. И её волновало совсем другое: хамство родителям, пренебрежительное и потребительское отношение. Он не считал нужным убирать за собой, требовал, чтобы мама вставала раньше него и готовила ему завтрак и собирала портфель. А главное, она стала чувствовать от сына запах табака и пива, когда он возвращался с друзьями из кино.  Но сказать об этом мужу  боялась, предполагая, что он обвинит её в том, что «не доглядела».

И в этом она была права. Павел целыми днями проводил на работе, считая жену полностью ответственной за воспитание Саши и его школьные успехи. Он работает, а жена бездельничает. Работы по дому у неё не много, к тому же приходит домработница, а еще его родители – бабушка и дедушка Саши – всегда на подхвате. Чем ей еще заниматься?

Марина чуть не расплакалась, когда услышала такие слова. Да, уборки у неё не было, но она одна справлялась с тем, чтоб сын сделал уроки, отвозила его на спортивную секцию, сама ходила по магазинам, чтоб выбрать только самые свежие продукты, которые любили муж и сын, и готовила каждому по отдельности каждый день. А уж что касается бабушки с дедушкой… Так они приходили, да, в любое время, с проверкой, как там невестка справляется, хорошо ли ухаживает за своими мужчинами. Дедушка требовал, чтобы внук обстриг длинные волосы, а бабушка – чтоб непременно посещал театр, и заставляла Марину его туда возить. Театр парню не нравился, поэтому родители решили врать. Да, были, смотрели то то и то то.

Саша отлично учился по точным предметам, по гуманитарным – на три и четыре. Лет с 12 стал резким и грубым, бунтовал против гиперопеки со стороны мамы и бабушки с дедушкой. Стал избалованным, требовал покупать ему только самые дорогие вещи, а если отец отказывал, то устраивал истерики, и, в конце концов, тот сдавался.

Ему не разрешалось пользоваться никаким транспортом («это опасно») и приглашать к себе гостей («наш дом – не проходной двор, к тому же тебе будут завидовать, мы очень хорошо живем»). Можно было только пойти с друзьями в кино, если сделаны уроки. Но в последнее время Саша стал про них «забывать».

Последней каплей стало то, что бабушка с дедушкой отругали внука за тройку по литературе, а Марину за то, что та разрешила сыну не учить Лермонтова. У него совсем не получалось запоминать стихи. Саша накричал на всех троих, а вечером, когда пришел отец, стал требовать, чтобы тот купил ему немедленно специальное компьютерное кресло для игр. Когда отец ответил, что на это нет сейчас денег, сын устроил истерику со швырянием вещей. Досталось и деду с бабушкой за их вечные нотации, Саша кричал на всех, и это были далеко не самые приличные слова. И только тогда вся семья одновременно осознала проблему, а до этого кто-нибудь, но обязательно вставал на защиту мальчика от остальных.

У нас было восемь встреч раз в неделю, родители решили, что пройдут полный цикл. И я расскажу вам подробно о том, что было сделано и к каким результатам привело.

На первой встрече мы говорили о том, в какой степени удовлетворяются потребности Саши и насколько он интегрирован в семью. На первый взгляд родителей все потребности были удовлетворены и даже слишком, а когда стали разбирать конкретно, получилось вот что.

У мальчика был недостаточный сон, он поздно ложился из-за компьютерных игр, а поутру его было сложно разбудить и поднять в школу. Из-за этого часто случались ссоры с матерью. Кроме того, он с детства обкусывал ногти, но родители считали это «просто дурацкой привычкой». Это про потребности физиологические.

Он боялся дедушку, который мог оскорбить его, а когда Саша был маленьким, то бывало, что и замахивался на него. Это про безопасность.

Оба родителя считали, что любви сыну хватает, её даже слишком. И выражалась она в виде подарков от отца и чрезмерной опеки от матери, но только не в виде эмоций. Оба считали, что они «растят парня, и всякие телячьи нежности ни к чему».

Оба признали, что уважения к сыну было мало. Уважения к его отдельности и самостоятельности. Мама с бабушкой постоянно заходили к нему в комнату, чтобы сделать замечания по поводу висящих на стене плакатов и неубранной посуды. Все это приводило к ссорам и грубости.

И совсем было трудно ответить на вопрос о самореализации сына в семье. Его отстраняли от всех домашних дел, у него не было никаких обязанностей, даже по уходу за собакой, которую он сам же и просил купить.

На второй встрече мы обсудили то, каковы цели их воспитания, каким родители хотели бы видеть своего ребенка в будущем, и как соотносятся или не соотносятся эти цели с методами и стилем общения с ребенком. Оба сошлись на том, что хотели бы видеть своего ребенка самостоятельным, ответственным, последовательным, чтоб «вырос настоящим мужчиной». И оба увидели, что то, что они делали, как воспитывали Сашу, всё это шло в разрез с их целями. Марина постоянно пыталась «подстелить соломку», чтоб у ребенка было как можно меньше проблем, вплоть до того, что проверяла, все ли учебники и тетрадки положил сын в портфель. Павел же отметил, что сам ведет себя с сыном крайне непоследовательно. Сегодня сыну можно было то, что запрещалось вчера, если отец устал или занят делами так, что было проще согласиться на требования денег или пойти гулять при несделанных уроках. О самостоятельности  и речи не шло. Если Саша  оставался дома один, то звал бабушку разогреть ему еду в микроволновке.

Еще мы говорили о стиле воспитания, который был, по мнению обоих, авторитарным и гиперопекающим попеременно, причем со стороны обоих родителей. Оба они то заискивали перед сыном, баловали ненужными подарками, на которых сын настаивал и требовал, а потом взрывались и ставили жесткие рамки. После таких скандалов Саша некоторое время вел себя вполне сносно, но дома чувствовалось напряжение, и тогда правила размывались и все возвращалось на круги своя.

На третьей родители научились узнавать в себе внутренних Родителя, Взрослого и Ребенка и освоили технику «Переговоры двух победителей». Они стали отслеживать, когда они находятся в состоянии Критикующего Родителя и используют неконструктивную критику и обесценивание, когда в Родителе Гиперопекающем и душат ребенка своей опекой, а когда проявляют Родителя Заботливого и самую сильную свою часть – Взрослого. Они стали по другому строить свои фразы, контролировать голос и мимику с тем, чтоб не впадать в привычное состояние, которое сопровождало их конфликты с сыном.

Четвертую встречу мы посвятили обсуждению причин проблемного поведения и работе по их устранению. Родители сами увидели, что основными причинами были борьба за власть, которую, впрочем, ввели все члены семьи, включая бабушку с дедушкой, и уклонение от гиперопеки и гиперконтроля, в основном со стороны мамы. Марина и Павел решили, что в таком случае будут больше уделять внимания себе и своим отношениям, что позволило нам обсудить их личные потребности, каждого по отдельности. Мы разработали целый план по самоподдержке и заботе о себе. Павлу не хватало отдыха и общения с друзьями, Марина же считала, что сильно прогружена в обслуживание семьи и её проблемы в ущерб себе. Обоим не хватало общения друг с другом и секса.

На пятой встрече мы работали над повышением самооценки Саши, в результате чего получился довольно большой список того, что они могут сделать в этом плане как родители. А еще Марина и Павел освоили технику бесконфликтного общения и мотивации ребенка к разговору. Им всегда было трудно начать разговор с ребенком о его поведении самим. Обычно это происходило только в процессе конфликта, когда никто из них не следил за словами, в ход пускались оскорбления и крики, так что ничего конструктивного из этого никогда не получалось.

На шестой мы долго подбирали удачные формулировки для «примирительного  письма», которое родители написали от общего лица, и которое они отдали сыну. Это была очень трудная для них обоих задача, потому что так думать, говорить или писать им еще никогда не приходилось, но они справились. Сашиной  реакцией было удивление и даже смущение; как он сказал потом, «предки на самом деле у меня нормальные люди, только разговаривать не умеют нормально».

К седьмой встрече  основная часть работы была уже проделана, обстановка в семье к тому времени уже значительно поменялась, нам осталось только проработать конкретные техники: технику бесконфликтного отказа (это было крайне важно, ведь ребенок привык, что «не мытьем, так катаньем», но он своего добивался почти что каждый раз), технику мудрого применения санкций при нарушении договоренностей, технику шагов при затянувшейся проблемной ситуации и применение таблицы ответственности.

На заключительной восьмой встрече мы обсуждали итоги и планировали действия на тот случай, если проблемы будут повторяться.

Что было сделано и что получилось в результате?

Родители ограничили интернет, и сын стал ложиться спать вовремя. Поначалу это вызвало протест, но вскоре прошло. В свободные вечера они стали смотреть всей семьёй интересное для всех кино. Купили новые фотоальбомы и вместе пересматривали старые фото. Саше сделали отдельный альбом, он сам разместил в нем свои фотографии и надписал их. Параллельно родители рассказывали ему, как они его ждали, каким он был маленьким, всякие забавные истории.

Марина перестала заходить к сыну в комнату по каждому поводу и перестала делать замечания по поводу беспорядка. Было озвучено главное правило: в своей комнате он может поддерживать любой уровень порядка, но посуда должна быть возвращена на кухню, а вещи не будут постираны до тех пор, пока он не принесет их в корзину с грязным бельём.

Марина стала ходить 3 раза в неделю по вечерам в спортзал в плане заботы о себе и своих потребностях, Павел возвращался поздно, а потому сыну пришлось взять на себя вечерние прогулки с собакой.

Родители решили, что будут привлекать парня к семейным делам, начиная с тех, что он и сам делал с удовольствием, но ему запрещали, ибо «нужно в первую очередь учиться». Они стали брать сына в магазины, когда делали покупки для всей семьи, вдвоем с отцом записались в фитнес клуб вместо секции, при том, что отцу пришлось пожертвовать временем на выходных. А чтобы мягко прекратить ситуацию с кормлением завтраком, Павел предложил Марине уходить на это время гулять с собакой.

Павлу пришлось выдержать неприятный разговор с родителями, он просил их приходить не так часто, мотивируя это тем, что парню нужна самостоятельность, да и вообще родителям нужно побольше отдыхать. Да, это было нелегко, но в семье «появился свежий воздух». Вечерами больше никто из них не оглядывался на входную дверь в ожидании «контролеров». Марина стала вести дневник, в котором записывала, сколько раз в день ей хотелось прийти на помощь к сыну, когда он, как ей казалось, не справляется. Она научилась себя останавливать далеко не сразу, но через месяц уже вполне справлялась с этой задачей.

Родители сами решили, какие требования можно отменить или ослабить, а какие являются обязательными, и озвучили их. Их оказалось не так много, и касались они здоровья и безопасности. Саша теперь мог сам ездить на метро, а супруги стали чаще выбираться из дома вдвоем по вечерам или просто уединялись в гостиной, Саша в это время мог пригласить к себе друзей. Самым трудным было не заглядывать к нему в комнату каждые пять минут под разными предлогами. Но зато прекратились поздние походы в кино с пивом и сигаретами.

Павел смог решиться сказать сыну, что его учеба и уроки – только его дело. Сложнее было объяснить, что деньги отца не то же самое, что его личные карманные деньги, ведь мальчик был сильно избалован. Родители предложили ему выбор (уже после того, как он почувствовал вкус самостоятельности): либо ты считаешься ребенком, и тогда тебя будут контролировать во всем, но при этом баловать как раньше, либо ты подросток, который принимает на себя ответственность и получает свободу плюс ограниченное количество карманных денег, которые он может тратить на свое усмотрение. При этом был оговорен список запретных покупок, а так же запрет на сигареты и пиво. Санкции за нарушение были строгими, но вполне справедливыми — отсутствие карманных расходов на минимум месяц.  Саша согласился, что лучше быть все же взрослым.

Родители стали отмечать достижения сына не в привычной манере, то есть хвалить как маленького, а «по взрослому». Без умиления и не «тоненьким голоском», которым Марина, по ее словам, разговаривала с сыном «как с младенцем», а так, как разговаривают со взрослым человеком.

Было непросто поначалу справляться с его привычным хамством, особенно в адрес матери. Но решилось и это тоже, после того, как супруги получили домашнее задание хотя бы по 15 минут в день разговаривать вдвоем о сыне.  Павел смог услышать Маринину боль и осознал, что зачастую сам подавал сыну негативный пример. Да, признал он, трудно видеть в жене равного партнера, если из-за разницы интересов не о чем говорить. Он не видел истинного вклада Марины в семью, как и она не могла оценить, каким трудом Павлу даются те деньги, благодаря которым семья имеет очень высокий уровень жизни. Зачастую он срывался на «жену-бездельницу» и «обращался с ней как с прислугой», и это поведение копировал сын. Теперь же Павел стал следить за своей речью и делал замечания сыну, если тот начинал хамить матери.

Марина и Павел решили пересмотреть свои отношения и улучшить их качество. Оказалось, что они почти не проводят время вдвоем, всегда кто-то рядом, или его родители, или сын. Теперь приватное общение входило в их расписание жизни, и они впервые уехали отдыхать одни. А совсем недавно Марина вышла на работу, с большим перерывом, на более низкую должность (она по образованию была экономистом), но у нее впервые появилось ощущение собственных денег и возможность делать свой вклад в семейный бюджет. А главное – появилась радость от подарков мужу, это был действительно подарок, а не покупка чего-либо на выпрошенные у него деньги.

 Саша стал хуже учиться, появились постоянные тройки по гуманитарным предметам, потому что мама перестала делать за него уроки. Он сам выбрал себе школу с математическим уклоном, в которую собирается перевестись со следующего года. У супругов испортились отношения со старшим поколением, мать Павла долго не могла смириться с новой системой воспитания, однако Марина уже не так переживала из-за этих конфликтов, у неё просто не было времени долго думать об этом. Ну и главный бонус, который получили супруги совершенно неожиданно, это воскреснувший секс и радость от общения друг с другом, такую, какой не было даже в самом начале брака. Оба почувствовали себя взрослыми зрелыми людьми, ответственными за себя и свои отношения.

Дорогие родители! Если вы хотите помочь своему ребенку-подростку в преодолении проблем, но не знаете, с чего начать, я приглашаю вас на бесплатный вебинар, где вы составите свой индивидуальный план по работе с вашим ребенком и получите поддержку себя как родителя.

Заполните форму
Чтобы забронировать свое участие в вебинаре
15 Discussions on
“Тренинг для родителей «трудных подростков»: как это работает”
  • Добрый день, Светлана! Недавно сами столкнулись с этим трудным периодом и я уже не знаю, что делать. Мой сын, 14 лет, не хочет учится, у него совсем нет мотивации достигать цели, на любой наш с ним разговор чувствуется агрессия и по лицу читается «как вы меня достали». Уже пытались и по-хорошему, и по-плохому, все без толку. Светлана, подскажите, хотели бы записаться к Вам на треннинг.

    • Добрый день! Для этого есть форма записи, заполните её, и я свяжусь с Вами в ближайшее время.

  • Мне тоже знакома с этим «чудесным» периодом. Самое главное, что не знаешь тебе либо терпеть все эти выходки, либо как-то стараться воздействовать на своего ребенка. Светлана, очень интересно услышать Ваше мнение об этом!

  • Светлана, скажите, пожалуйста, тема по-настоящему очень актуальная! Как проходят ваши треннинги? И практикуются ли ваши тренинги через интернет?

    • Вы можете выбрать удобный для Вас формат. Онлайн — в группе или индивидуально, или очно — только индивидуально. Заполните форму записи, и я свяжусь с Вами в ближайшее время.

  • Здравствуйте! А у меня проблема с дочкой-подростком. У нее уже какая-то зависимость от компьютера! Сидит в нем с утра до вечера, плохие оценки в школе, что не попросишь сделать сразу начинает разговаривать со мной на повышенных тонах, проявляется агрессия и истерика. Пробовала уже и компьютер выключать, и прятать клавиатуру, всегда найдет выход залезть в интернет! Уже не знаю, что с ней делать. Терпение уже на исходе.

    • Вряд ли здесь помогут одни запретительные меры. Это должен быть комплексный подход, к тому же хорошо бы понять, каковы причины того, что ребенок уходит в интернет большую часть времени.

    • Юля, мы с женой тоже уже извиняюсь за выражение «задолбались» биться над сыном, уже и телефон ему купили самый простой, какие были лет 15 назад, чтобы только мог звонками пользоваться, так этот выкручивается и ходит по интернет — кафе играет вместо уроков.
      Пока со школы позвонят, пока скажут, тут уже и толку нет, материал запущен, у ребенка вместо мозгов бублик. Уже на грании кризиса семья.

      • Игорь, как приятно , что я не одна такая!
        Вы обращались уже не тренинги? Можете подсказать какой нибудь действительно эффективный? Чтобы наверняка мог исправить ситуацию и ВЕРНУТЬ нам ребенка?

  • Спасибо! Интересно было прочитать вашу статью, основанную на реальных событиях. Моему сыну 11 лет и пока я бы не назвала это каким-то трудным периодом, но меня больше всего злит его вечная ложь даже в повседневных разговорах. Стараюсь с ним вести на прямую разговоры, что если он скажет правду, то его никто не отругает, но все равно что-то ему мешает доверять мне, у меня уже появилась боязнь, что потом только хуже(

    • Важно дать понять ребёнку, что это не только его личная проблема, постараться помочь найти решение вместе, ведь именно подростковый возраст считается самым уязвимым. Постоянный контроль и разумная требовательность в этом возрасте просто необходимы. Ребёнок должен знать, что он может ошибаться, пока не найдёт правильный путь, а понимающая семья для ребёнка — это всегда гарант его настоящего и будущего !

      • А что делать, если разговоры не приносят никаких результатов… Да, все понимает, да, переживает и обещает больше так не делать, но ему эти слова, как об стенку горох. Хулиганит в школе, может толкнуть девочку и сказать, что виновата именно она. А иногда ложь у нас проявляется даже в простых бытовых вопросах, например, почистил ли ты зубы или выпил ли ты микстуру. Не знаю, как с ним еще справиться….

        • Для этого и существуют технологии, которые я предлагаю Вам освоить в процессе тренинга.

  • Если ребенок превращается в подростка, многие родители понимают, что все предыдущие проблемы были просто цветочками. Самой распространенной проблемой является неуважительное отношение к старшим,которое подростки начинают активно проявлять по любому поводу. В чем причины, и как можно справиться с этими трудностями?

    • Причина в том, что он Вас не уважает, а уж почему — это другой вопрос. Спросите себя, а многие ли Вас на самом деле уважают? Супруга? Сослуживцы? Если с ними всё хорошо, значит, Вы очень прогибаетесь именно под ребенка, такое может быть обусловлено только Вашими страхами. Если уважения мало всюду, то это повод задуматься о том, как можно поднять свою значимость в чужих глазах.

Оставить комментарий

Ваш E-mail не будет опубликован.