Кого лечим? Дети VS родители » Минская Светлана: о психологии и психиатрии просто и понятно

Минская Светлана: о психологии и психиатрии просто и понятно

Про психологию и психиатрию простыми словами

Кого лечим? Дети VS родители

Вообще надо сказать, что у детей «проблем нет». В том смысле слова «проблема», который имеет место во взрослом языке и уж тем более, который подразумевает психотерапия. Проблема – это когда человек сам чувствует, что что-то сильно не так и хочет это  поменять. Когда есть хотя бы подозрение, что ты сам автор, что начинать нужно с себя, когда есть хоть немножечко сил и возможностей обратиться за помощью к «третьей стороне». Вот тогда-то человек и идет к психотерапевту, хотя и не всегда к нему.

Прежде чем рассказать про  «третью сторону», процитирую кусок текста Анны Фрейд про ситуацию ребенка применительно к психоанализу. Хотя это в равной степени относится к любому направлению и методу детской психотерапии. «Решение на анализ никогда не исходит от маленького пациента, оно всегда исходит от его родителей или от окружающих его лиц. Ребенка не спрашивают о его согласии <…> Аналитик — чужой для него, а анализ — что-то неизвестное. Но труднее всего то, что от симптомов болезни ребенка или его дурного поведения страдают лишь окружающие его люди, тогда как для самого ребенка даже болезнь вовсе не является болезнью. Часто он даже не чувствует никаких нарушений. Таким образом, в ситуации ребенка отсутствует все то, что кажется необходимым в ситуации взрослого: сознание болезни, добровольное решение и воля к выздоровлению».

Когда проблема настолько велика, что человек не справляется силами собственными и силами помогающих и заинтересованных в ее  разрешении близких, всегда привлекается «третья сторона». Как раз с этими самыми близкими проблема чаще всего и связана, а потому они не в счет. Нужны взгляд и участие  со стороны. Ну, вот самый простой пример — конфликт между мужем и женой. Сначала  привлекаются друзья-родственники. Не помогает – идут к психотерапевту. А если все уже настолько вышло за рамки добра и зла, что в ход идет физическая агрессия, вызывается полиция. Треугольник – вообще весьма устойчивая фигура, стоит ровнее, чем табурет о двух ногах.

А что происходит в ситуации с детьми? Ребенок – одна сторона, родители – вторая. Или еще хуже — ребенок с одним из родителей образует коалицию против второго. Все шатается.  Или другой вариант: конфликт между родителями, а ребенок как раз и привлекается в качестве этой «третьей стороны». Например, не жили бы мы друг с другом уже сто лет, да вот  ребенок мешает развестись. Болеет или ведет себя плохо.

А ребенку не под силу быть «третьим» — адвокатом, судьей, душеприказчиком, психотерапевтом. Спасателем, одним словом. В общем, получается, что ребенку как раз (чаще всего) и не получается привлечь «третью сторону». Ну, разве что бабушки-дедушки придут на помощь. А если не случилось, то не в его силах  прямо достучаться до родителя, чтобы тот предпринял хоть что-то. А потому достукивается «криво» — плохим поведением, неуспеваемостью, симптомами разных болячек. И тогда родитель понимает: да, у ребенка проблемы. А у кого проблемы, пусть тот и лечится или меняется.

Самая крайняя и неблагополучная позиция родителей – «почините нам ребенка и верните хорошим, здоровым и  послушным». А мы в стороночке постоим, подождем, в крайнем случае подаем ему таблеточки. А что, именно так и происходит при любом соматическом неблагополучии. Вы приходите к врачу, приносите свое бренное тело – чините. И с ребенком так же. Вот только психотерапевты почему-то «переводят стрелки» и говорят с родителями не только и не столько о ребенке, сколько о них самих. Дескать, дорогие родители, это не у ребенка, а у вас проблемы. Ребенок существо бесправное и зависимое, его локус контроля находится вне его, как смерть Кощея – в яйце, а яйцо в ларце. В вас он, этот его локус. А вы хотите передать его психотерапевту? Ок. Только давайте посмотрим, а что будет. Что будет, если психотерапевт возьмет на себя ваши функции? Иными словами, психологически усыновит ребенка. Кого он будет слушать? Кто будет у него в авторитете?

К чему это я? А к тому, чтобы родители были готовы говорить не только о проблемах ребенка, но и в целом о семье. Это сложно, трудно, стыдно. Но возможно. Запомните, психотерапевт – не судья, а помощник. Зачастую бессознательно для родителей фигура психотерапевта  ассоциируется с фигурой родительской. Это все равно, что пойти к собственным родителям и спросить, что мы делаем не так. И сразу же себе представить, что они ответят. «А я говорил(а), что тебе вообще не стоило за него выходить \ с ней связываться, вот и дети такие.» Или что-то в этом духе. Но это не так. Психотерапевт – фигура нейтральная, хоть и помогающая. Никто не в праве вас судить, тем более, за ваши же деньги.

Друзья! Если вам знакомы эти или другие проблемы, если вы хотите реальных изменений в ближайшее время, я приглашаю вас на индивидуальный тренинг для родителей «трудных подростков». Записывайтесь на первую бесплатную консультацию.





Записывайтесь на первую бесплатную онлайн-консультацию


С политикой конфиденциальности согласен

2 Discussions on
“Кого лечим? Дети VS родители”
  • «почините нам ребенка и верните хорошим, здоровым и послушным».
    Вот самая тупая позиция!
    Я считаю,что нужно поддерживать ребёнка и меняться с ним!

  • Я вот в детстве отправлялась к бабушке с дедушкой в деревню,мне было лет 16-17.
    У меня там появилась новая компания,которая очень изменила сеян в лучшую сторону.А раньше я была той ещё занозой в попе😂
    Когда я вернулась родители аж удивились,что я так изменилась и обрадовались этому)
    Так что мне кажется все зависит от окружения)

Оставить комментарий

Ваш E-mail не будет опубликован.