Минская Светлана: о психологии и психиатрии просто и понятно

Про психологию и психиатрию простыми словами

«Золото» молчания

Нет, я здесь не про «тяжелую артиллерию» в виде наказания ребенка молчанием и «неразговариванием», покуда в этом случае невроз  на выходе покажется «еще цветочком», а чаще случаются «ягодки» тяжелейших личностных расстройств. Я про другое. Просто расскажу историю*, в которой родители оберегали молчанием ребенка от возможной травмы.

Вообще то это нормально – оберегать детей. От травм. Но иногда «травмы» путаются с «жизнью вообще». Жила себе и сейчас живет очень тревожная, очень ответственная и очень невезучая мама. Папа, как водится, весь день на работе, старается на благо семьи. Я это без кавычек. Хороший и заботливый папа, который голосует рублем не потому, что ему на всех плевать, а просто по другому не умеет, «настоящих мужиков» этому не учат. Мама весь день носится с дитем 12 лет от роду. Дите хорошо учится, он умененький и сообразительный не по годам,  и в целом слушается. А пару лет назад происходит страшное на фоне полнейшей идиллии. Все втроем возвращаются из Испании, веселые и счастливые. А в самолете у мамы случается апоплексия яичника. Надо ли описывать её бледный вид и потуги сделать вид (перед сыном, конечно, чтоб не травмировать), что все в порядке, голова немножко заболела. В аэропорту её встречает скорая и везет в ближайшую больницу. Не знаю, что уж папа сказал сыну, но точно что-то из успокоительной серии и ничего конкретного. Мама возвращается домой и видит, что с сыном что-то сильно не так. Что не так – она и понять не успела, потому как вскоре увидела в зеркале, что что-то сильно не так уже с ней. Желтые склеры и нездоровый цвет лица. Гепатит С, которым ее наградили в больнице. Много месяцев лечения, препараты, от которых депрессия и раздражительность, втихаря ревущий папа, суматоха бабушек и дедушек вокруг, но главное – тишина. Ни слова ребенку, что произошло. И тут сыновье «что-то не так» обретает совершенно конкретную форму – невроз навязчивых состояний. Повторяю, ребенок умненький, а потому прямо таки предрасположен к навязчивостям, покуда думать умеет и любит. Был бы дураком, грубо говоря, выдал бы «просто тревогу» или пару фобий «на ровном месте», или захулиганил бы «ни с того, ни с сего». Но ему не повезло. Как и маме.

Год интенсивной психотерапии с мамой, препараты подобраны были обоим, поддержка папе, все вроде как встает на свои места. Даже лучше. Супруги вспомнили про скоротечность жизни и свою почти было потухшую любовь, секс зацвел так, что соседи выходили нервно покурить. Решили купить жилье попросторнее, дачу свою, чтоб не тереться бок о бок с родителями мужа и завести второго киндера, учтя все прошлые косяки с гиперопекой первенца. Тот стал даже тусить с друзьями и ходить в походы, оставляя маму одну, без страха, что снова что-то случится. От навязчивостей  остались только воспоминания, и вдруг…  Вторая серия.

Но прежде бэкграунд из жизни мамы. Так случилось, что она была дочкой  нелюбимой. Теперь понятно, почему она оставила работу, как только родила сына, и целиком в него погрузилась? Конечно, чтоб не дай бог его не потравмировать чем. Все для него, тут и муж с его любовью и сексом на второй план отошли. А любимым  у её родителей был  брат – младшенький и не такой везучий, как его сестра (наша мама). Сестре повезло, говорил он, будучи уже 30-летним балбесом. Муж у нее зарабатывает, ни в чем ей не отказывает, та сидит дома, а он вынужден работать за копейки. Нашу героиню (в результате нашей с ней долгой терапии) его слова уже не трогали, как и не столь остро воспринималась жизнь со всеми её несправедливостями в виде маминой нелюбви. Я уже большая девочка, решила она, меня многие любят (а её и правда трудно не любить – не ссучилась, не обозлилась на весь свет и даже на тех горе-врачей, не кричала, что ей все должны), я люблю, не всем так везет. И маме с папой буду помогать, если вдруг что. Ведь так душе легче, жить без обид.

 Но помогать – одно, а выполнять их требования – совсем другое. Не так давно, в один злосчастный день, эта самая вторая серия и началась. А ведь мы уже уходили от таблеток, на майские планируется романтическая  Прага (без киндера) и зачатие второго.

Брат пропал из зоны видимости. Несколько дней никакой связи, заявление в полиции не берут, рано еще. А его девушка вот-вот должна родить. Брат нашелся, сам позвонил отцу.  Забери меня отсюда, я где-то за кольцевой, были бы силы, наложил бы на себя руки, да трус я, трус! Но самоубьюсь, ежели срочно не найдете 6 лимонов, проигрался я. И все последние годы играл, только вы предпочитали ничего не видеть и верили, что бизнес не идет. Не все ж такие везунки, как муж сестры. И жалели меня. А вот теперь у меня каминг аут, любите и жалейте, иначе будет ваш внук или внучка расти без отца.

Вот тут-то мама героини и вспомнила про дочь. Мы продаем квартиру и съезжаем в однушку за кольцевой, если, конечно, ты не… И  это «не» было очень конкретным:  дашь денег на покрытие долгов. Ну и что, что самим нужно расширяться? Да вы и так кучеряво живете. Дача? Отдельная от родителей мужа дача – это роскошь. Второго ребенка? Ты с ума сошла, у тебя и первый-то больной,  о нем подумай.

И вот тут она возвращается домой. Лица нет на ней ровно так, как не было в самолете. Всё, все планы летят прахом. И тут сын: мама, что случилось? Ответом ему опять то же: ничего, все в порядке, сынок. В этот же день у парня возвращаются навязчивости.

…Мы обсуждали с ней, а что, собственно, случится с сыном, узнай он правду? И выяснили, что в случае с маминой болезнью он имел бы возможность плакать, переживать, говорить об этом открыто с папой. (Еще раз повторяю – сын не маленький и умненький.) А уж что касается проблем его проигравшегося дяди, так это вообще его не может никак коснуться.

Сначала наша мамочка привела аргумент из разряда «старых» (то бишь, её невротических страшилок) «а вдруг он с него возьмет пример?». А потом очнулась и ушла домой с сессии немножко раньше. Пришла и рассказала сыну все, как есть. Без слез, без неуместных вопросов «как ты думаешь, что нам теперь делать», без оценок действий бабушки, дедушки и дяди, а просто рассказала.  Сын похлюпал в маму и подушку и уснул. Не думаю, что эта история требует моих комментариев, а ваши будут очень даже уместны.

*История рассказана с разрешения клиентки, некоторые обстоятельства изменены по её просьбе.

Дорогие родители! Если вам знакомы эти или другие проблемы у ваших детей, если вы хотите реальных изменений в ближайшее время, я приглашаю вас на индивидуальный тренинг для родителей «трудных подростков». Записывайтесь на первую бесплатную консультацию.





Записывайтесь на первую бесплатную онлайн-консультацию


С политикой конфиденциальности согласен

6 Discussions on
“«Золото» молчания”
  • Знакомая ситуация, у меня с матерью с детства отношения так и не заладились… вечно проблемы на этой почве, излишнее попечительство вызывало только негатив

  • Иногда родители слишком эгоистичны по отношению к чувствам детей, воспринимают что тем им автоматически должны, с другой стороны это работает и в обратную сторону.

  • У меня всегда с мамой были сложные отношения т.к. отец ушёл от нас.Я никогда ничего не рассказывала маме,ведь считала,что она не хочет меня слушать или тд…
    Я не буду повторять таких ошибок с своими детьми)
    Статья хорошая)

    • Алена,а почему вы не хотели сказать о своих чувствах маме?
      О ваших беспокойствах,ведь они родители?

  • Инна,мама работала до поздна поэтому не хотела её обручает(
    Думала так раньше,а сейчас понимаю,что родителям это не в тягу)

Оставить комментарий

Ваш E-mail не будет опубликован.