Психотерапевт или психиатр? » Минская Светлана: о психологии и психиатрии просто и понятно

Минская Светлана: о психологии и психиатрии просто и понятно

Про психологию и психиатрию простыми словами

Психотерапевт или психиатр?

Про психиатра мы уже выяснили – с какими проблемами он работает и чему адресовано его лечение: симптомам нарушения психических функций. А теперь поговорим про психологов и психотерапевтов.

Надо сразу сказать вот что: психотерапевтами себя называют в рекламе как врачи-психиатры, прошедшие переподготовку, так и психологи. Водораздел между ними такой. Психолог – это специалист с гуманитарным образованием, он имеет право работать только со здоровыми людьми, имеющими психологические проблемы. А психотерапевт-психиатр имеет право работать как со здоровыми людьми, так и с больными с психиатрическими диагнозами. Он может назначать психотропные препараты, и работать как с психологическими, так и с психопатологическими проблемами.

Еще раз: врач-психотерапевт – это одновременно «и психолог, и психиатр». Он выполняет функции обоих специалистов и смотрит на проблему с двух точек зрения – психологической и врачебной. Кроме того, как и любой врач, он учитывает патологию других органов и систем организма (нервной, сердечно-сосудистой, гормональной и других), которая может отражаться на психическом состоянии человека и создавать и/или поддерживать его психологические проблемы.

А теперь разберемся, что такое проблемы психологические и психопатологические.

Психологические случаются у всех без исключения людей. С большинством из них мы справляемся самостоятельно, не прибегая к чьей-либо помощи, в том числе, помощи специалистов. Порой хватает дружеской поддержки, здравого совета или сочувствия. Наша психика достаточно крепка, чтоб выдерживать тяготы повседневной жизни. Но у каждого из нас есть «слабое звено», «больное место», то есть своя собственная Ахиллесова пята. И при этом окружающим далеко не всегда понятно, почему какое-то совсем (на их взгляд) незначительное событие вызвало столь сильные эмоции огорчения, гнева, печали или страха. Но сами мы, даже если и не можем обозначить причину, хорошо чувствуем, если нам наступили на «любимую мозоль». Вот тогда-то мы и можем обнаружить, что этим не с кем поделиться. Или нет рядом близких людей, или мы думаем, что нас не поймут. Или делиться с близкими стыдно, не хочется показывать свою «слабость» и ранимость, страшно, что «когда-нибудь это могут припомнить». А если и поймут, то вряд ли смогут помочь, ведь не всегда нужно только выслушать о проблеме, хорошо бы еще что-то с этим сделать.

Если такое состояние продолжается некоторое критическое время (у каждого оно свое), то к психологическим переживаниям обязательно присоединятся психопатологические: нарушения психических и телесных функций – настроения, памяти, внимания, сна, аппетита и другие. Это происходит неизбежно, таковы закономерности психики и организма.

Психологи, в силу образования, не всегда могут определить, являются ли проблемы только психологическими, или же здесь нужна еще и помощь психиатра.

Далеко не у всех людей с психологическими проблемами имеются нарушения психических функций, однако у всех людей с психическими нарушениями определенно имеются проблемы психологические. Это касается не только психических заболеваний, а заболеваний вообще. Любое более менее стойкое нарушение привычного образа жизни, которое влечет за собой любая болезнь, вызывает психологически понятные переживания.

Если я болен, то теперь мне уже не так легко справляться даже с повседневными делами, поневоле меняются мои отношения с близкими. Я отгораживаюсь от них, не желая беспокоить и навязывать им свои проблемы, либо считаю, что они не смогут меня понять, поскольку сами такого не переживали. Или начинаю требовать к себе повышенного внимания и сочувствия. Я становлюсь от них зависимым, в том числе и финансово; я беспокоюсь о том, что будет с нашими отношениями в перспективе. Иногда, в силу постоянной, хоть и не всегда осознаваемой тревоги, я срываюсь, веду себя странно, становлюсь то чрезмерно обидчивым, то навязчивым, то отстраненным. Я боюсь, что стану ненужным, и меня покинут.

Поэтому часто психологи работают в сотрудничестве с психиатрами, при этом каждый выполняет свою часть работы. Психолог «лечит словом», а психиатр – медикаментозно, с помощью психофармакологических препаратов.

Очень схематично разницу в подходах психолога и психотерапевта-психиатра к одной и той же проблеме можно описать так: психолог стремится устранить первооснову психологических трудностей и интересуется содержанием переживаний, а психиатр устраняет психопатологическую симптоматику, и его внимание направлено на способ или форму переживаний. То есть психолога интересует содержание переживаний, то есть то, что переживает человек. А психиатра – то, как человек это переживает.

Рассмотрим это на примере страха перед полетами. Психолог будет интересоваться, с чем это может быть связано, была ли в прошлом какая либо ситуация, связанная с перелетами, как это мешает человеку в других областях жизни и так далее. Психиатра будет интересовать непосредственно сила этого страха, способен ли человек его преодолевать самостоятельно или ему нужны для этого лекарства.

Этот пример очень схематичен и механистичен, а разделение проблем на чисто психологические и психопатологические весьма условно. Скорее, это полюса, между которыми расположен целый спектр состояний, в картине которых можно наблюдать как психологические, так и психопатологические феномены.

Таким образом, оба специалиста имеют дело с одним и тем же человеком, при этом их подходы взаимно дополняют друг друга.

3 Discussions on
“Психотерапевт или психиатр?”

Оставить комментарий

Ваш E-mail не будет опубликован.