Психотерапевт Минская Светлана

ИНФОРМАЦИЯ: психическое здоровье и психологические проблемы

Панические атаки: почему именно со мной

Начать тут следует издалека, а именно – вспомнить, что панические атаки – это один из видов неврозов. По-нынешнему неврозы называют тревожными расстройствами, а тревога бывает разной. Вот с этим и будем разбираться.

Посмотрите на картинку, там три графика, внизу каждого – зеленая линия, это фон нормального настроения. Оно никогда не бывает идеально ровным, в норме мы реагируем на события, от которых настроение поднимается или падает, и к тому же существуют суточные ритмы. Настроение выше в первой половине дня, а к вечеру снижается из-за физиологической усталости. А красная линия – это уровень тревоги при различных расстройствах.

Первая сверху красная линия – это тревога свободно плавающая и беспредметная, такая бывает при генерализованном тревожном расстройстве. Её уровень довольно высок, тревога, как правило, хорошо ощущается человеком, и он пытается что-то с ней сделать, а именно – опредметить для начала, чтоб потом решить, что делать для ее устранения. Опредметить – значит, определиться, что же меня беспокоит. Это выглядит так: я чувствую тревогу, а это значит, что что-то не так, что-то случилось, нужно найти источник проблемы и решить её. Лучше уж «придумать» себе неприятности, пусть даже и самые ужасные, лишь бы не неопределенность. Кавычки в слове придумать означают, что процесс этот бессознателен, управлять им невозможно без знаний о механизмах тревоги и навыков по управлению ей.

На втором графике изображены навязчивости. Обратите внимание, фоновый уровень тревоги при навязчивостях меньше, потому что навязчивости позволяют с тревогой справляться, но через какое-то время она вырастает снова. Механизм тут вот какой: я чувствую тревогу, но для того, чтоб с ней справиться, у меня есть «волшебная палочка» — надо сделать нечто символическое, например, три раза прикоснуться к какому-то предмету или повторить про себя какие-то слова, или да что угодно из того, что я сам же и назначил быть моим спасением.

А теперь смотрим на панические атаки на третьем графике. Изначально, перед самым первым приступом, тревога невелика, её уровень растет между приступами, потому что начинается ожидание следующего. Это так называемый «страх страха». Во время самой паники, которая начинается внезапно, сила тревоги так высока, что она опредмечивается моментально, без раздумий. Колотится сердце – значит, будет инфаркт или инсульт. Смотрю на себя как-будто со стороны (деперсонализация) – значит, схожу с ума, ведь в здравом уме с людьми такого не случается. То есть человек просто не успевает включить сознательную переработку тревоги и не может связать её с жизненными обстоятельствами. Этому как раз и посвящена значительная часть психотерапевтической работы – нахождение связи между паническим расстройством, психологическими проблемами и способами переработки тревоги.

Посмотрите, насколько способы эти различаются во всех трех случаях. Одно дело – чувствовать тревогу и пытаться определить её источник, и другое – чувствовать сильнейший страх и не подозревать о причинах. Вот эта разница и натолкнула психиатров и психологов на поиски личностных различий между паниками и невротиками со свободноплавающей тревогой и навязчивостями. Оказалось, что к панике предрасположены те, кто не слишком то обращает внимание на собственную душевную жизнь и свои переживания, кто не ищет объяснения, почему я чувствую это, а не то, и кто не обладает достаточным словарем для описания свих чувств. Таких людей еще называют алекситимиками.

Алекситимия – сама по себе не болезнь и уж тем более не моральный изъян. Это особенность и предрасполагающий фактор, и с ней можно и нужно научиться справляться.

Вот, казалось бы, исчерпывающее объяснение, довольно популярное, но… Все сложнее, как и с депрессиями, например. Всем понятны депрессии психогенные: супруг уходит или угроза увольнения – человек реагирует сниженным настроением. А с чего вдруг оно берется «на ровном месте», когда речь идет об эндогенных (возникающих по неким внутренним причинам) депрессиях? Никто еще до конца не ответил на этот вопрос, в последнее время все чаще звучат биологические объяснения типа нарушения структуры нейронов. Так вот, с паникой то же самое. Приступы острого страха могут возникать не только по невротическим, но и по биологическим причинам, и у людей, не склонных к алекситимии.

Оставить комментарий

Ваш E-mail не будет опубликован.