Минская Светлана: о психологии и психиатрии просто и понятно

Про психологию и психиатрию простыми словами

«У тебя будет все самое лучшее»

Это еще одна история про то лучшее, «которое только детям». И о тех родителях, которые искренне желают детям самого лучшего, не понимая, как это лучшее предоставить детям так, чтоб оно формировало для них действительно хорошее будущее. Заметьте, не лучшее, а хорошее. Про разницу я расскажу чуть позже, а пока начну про три категории родителей.

Первые – это те, которые добились всего в жизни сами, а когда то испытывали дефицит. Они хорошо помнят, как в детстве донашивали одежду старших братьев и сестер, в юности фарцевали, учились и жили от стипендии до стипендии, в молодости организовывали свой бизнес. Это те, кому сейчас 35-50. Это очень ответственные и тревожные родители. Они знают цену своему достатку и знают, для чего зарабатывают деньги. Для детей. Ну и для себя, конечно, тоже, но в основном в их словах звучит постоянное беспокойство о детях. Они осознанно или бессознательно пытаются излечить сами себя в детях, давая им все то, чего не имели сами и что им кажется крайне важным для счастливого детства. Единственная их проблема – это то, что дети ничего не хотят. Нет, они хотят, но совсем не того, чего должны хотеть по мнению родителей. Хотят покоя (чтоб предки отстали) и развлечений. Даже не гаджетов или шмоток, они просто не успевают их захотеть, все покупается сразу или даже впрок. Они не хотят учиться. Понятно, почему? У них и так все уже есть. И их внутренняя логика подсказывает им, что раз есть сейчас, то так оно и будет дальше. Денег родителей хватит, чтоб поступить их в институт и оплатить учебу, если оно вообще надо. Вряд ли бы это ощущение стойко поселилось в детской душе, если бы его не подтверждали действия родителей. Не слова, на словах-то как раз все правильно, а именно действия. Частные школы, причем самые лучшие. Бесконечные репетиторы. Развивающие кружки и секции. Результат часто нулевой.

Что делать? Ни в коем случае не вести к психотерапевту ребенка, это бесполезно, хотя и кажется еще одним отличным решением. Наравне с наемными учителями и репетиторами. Те, якобы,  выучат ему уроки, а психотерапевт настроит хотение к учебе. Нет, идти нужно самим, ну или попробовать самостоятельно навести порядок у себя в семье и голове. Самое трудное – это признать, что права детей и родителей сильно различаются. Что дети не столь полноправные члены семьи, как родители. Они не имеют взрослых прав в семье, хотя бы уже потому, что это не их семья, не они ее создавали, а родители. Материальные ресурсы семьи принадлежат родителям, а дети имеют право, покуда родились, на все необходимое для их развития, но далеко не на все, и уж тем более – на «самое лучшее». Необходимое, хорошее и лучшее сильно различаются. Необходимое дают родители,  и если уж совсем формально – до 18 лет. Хорошее – это то, что дети сделают для себя сами, когда станут взрослыми: что смогут, на что будут способны, на что заработают.  А лучшее, которое «враг хорошего»… Про него как раз дальше.

Со «вторыми» родителями немножко другой расклад. Они, как и «первые», всего в жизни добивались сами, но добились значительно меньше. Нет, на хлеб с маслом хватает, на одежду тоже. Но не на «вишенки на торте» в виде частных школ и гаджетов детям. Дорогие штучки им покупают, но ко дню рождения, а одежду — по мере вырастания. Часто отказывая себе, чтоб деточке не было стыдно в школе, потому что в средней прослойке всегда будут те, у кого будет чуть больше. А в детских глазах это самое «чуть» имеет совсем другой масштаб. Это родители могут не видеть принципиальной разницы между смартфоном и айфоном, но не дети. Родителям некогда, они зарабатывают. Их образовательный ценз ниже, чем у родителей «первых». И им не до жиру в виде какого то особенного развития ребенка (кружки да секции). Им бы выжить, но так, чтоб дети жили хоть немного, но лучше них.

Их страхи похожи на страхи «первых», но все же отличия есть. Их дети не ничего не хотят, а хотят, но мало. Одна мама жаловалась, что дочь ничего не читает, а только смотрит сериалы. Учится средненько. Испугало её заявление дочери, что та если чего-то и хочет в этой жизни, то только вырасти и заработать на машину. Смотрите, какая разница. Не получить эту машину на совершеннолетие, а заработать. А испугала маму бездуховность. И хорошо, что испугала. Значит, были у нее какие-то маяки да звезды, но жизнь обкатала, как сивку крутые горки. Что тут делать? А делать тут есть что, но опять же не с ребенком, а самим родителям с собой.

Вообще это универсальное правило – делать можно и нужно только то, что в пределах твоего контроля и возможностей. 

Я спросила маму, что она сама читает. Детективы Донцовой, потому как устает очень. Ну вот что тут скажешь? Легче всего осудить в стиле «на себя-то посмотри, так чего ж ты хотела то?».  А вот как раз то, что она хотела чего-то еще, верный признак того, что и смогла бы. Помните, да, что истинные желания нам не даются без сил на их исполнение? Вот у дочери есть желание заработать на машину – и ведь заработает же. И мама сможет сделать свою жизнь интересной, ведь именно этого она желает дочери. Того, чего у нее не было.

В общем, разработали мы с мамой план. Книжные полки в один ряд. Никакой нудной классики для начала. Хорошие детективы и «про любовь», как же без нее? Отключенный телевизор и  фильмы-экранизации с торентов. Смотреть и читать начинать самой. Дочь «подтянулась» уже месяцев через несколько.

А теперь про самое печальное, про когда уже почти ничего не сделаешь, если только вдруг не «повезет». Про то, что такое «везение», я расскажу в скором времени, когда буду говорить про сценарии жизни и как они меняются. А пока – еще одна история. Что называется, «из жизни», а не из практики. В практике таких не встретишь. Это не про тех, кто смог что-то изменить, пусть даже с чьей-то помощью.

Сорок с лишним лет назад в провинциальном сибирском городе родилась девочка. Про её мать все что-то знали. Во всяком случае, девочке ближе к семнадцати стало известно, что она изначально была детдомовская, а нашли её двухмесячной на школьном дворе. До пяти она прожила в детдоме, а после её удочерили. Приемные родители дали все, что смогли, а смогли, на её взгляд, не много. Девочка уродилась неглупенькой, после школы поступила в технический вуз в областном центре, родила дочь без мужа. Родители и с ней помогли, как смогли «поставили на ноги». И тут уже взрослая наша девочка (назовем ее Наташей) уехала в Москву. Уехала «за счастьем», иными словами, в никуда. Никто ее не ждал, жить было негде, сначала скиталась по вокзалам, потом научилась находить тех, кто вникал в ее тяжелое положение, предлагал жилье, устраивал на работу. И даже далеко не всегда приходилось за это расплачиваться сексом. Жертвой она стала профессиональной. Когда умерли ее приемные родители, оставив скромную двушку в «хрущебе», в ней оставалась одна ее уже почти взрослая дочь. Танечка окончила школу и ждала. Мама хорошо устроилась в Москве (так она, во всяком случае, писала всем своим знакомым), и вот-вот её заберет. Но случилось это только через несколько месяцев, а до того одному богу известно, как она жила. Плохо, голодно и покинуто. Мама не писала и не звонила. Но в конце концов забрала. И тут случилось несчастье. Мама заболела депрессией. Вернее, она уже долго ей болела, а попала в больницу, не успев заплатить за комнату, где жила с дочерью. Упала на улице без сил. Какие-никакие друзья у нее все же были, собрали дочери немного денег, но именно что не много. Дочь быстро съехала в хостел (это было еще дешевле), а в день, когда матери пришел срок выписываться, за ней не приехала. Наталья снова оказалась на улице. И снова кто-то помог, оплатил на первое время общежитие. Танечка злилась на мать, мать злилась на нее. Работать из них никто не хотел. Старшая не могла, а младшая не хотела просто. Как то жили. Старшей помогали её друзья-«спасатели», младшая была прицепом. Квартира в далеком городке, в которую поначалу еще можно было вернуться, стояла пустая без газа и света, но денег не было не только на коммуналку, а даже на дорогу. Да и не хотел никто из них возвращаться. Ибо «жить там невозможно», работы нет. Все аргументы, что люди там все же как-то живут, зимой торгуют, летом копают огороды, всё было мимо. В конце концов дочь устроилась официанткой и  тут же отказалась от любого общения с матерью. Почему? А потому что та её обманула. Давным давно, еще до того даже, когда так долго ее не забирала к себе, а девочка скиталась по улицам и знакомым. Когда баюкала её и на ночь рассказывала, как та вырастет и будет у нее в жизни все самое лучшее. Просто так. Совсем другая жизнь и безо всяких её усилий. Потому что мать её настрадалась в этой жизни. Потому что дочь у нее самая лучшая и красивая. А ведь обещания мамы должны, просто обязаны сбываться.

*Истории рассказаны с согласия героинь.

Друзья, насколько вам это знакомо? Что думаете?

Если вам так же знакомы эти или другие проблемы у ваших детей, если  хотите реальных изменений в ближайшее время, я приглашаю вас на индивидуальный тренинг для родителей «трудных подростков». Записывайтесь на первую бесплатную консультацию.





Записывайтесь на первую бесплатную онлайн-консультацию


С политикой конфиденциальности согласен

4 Discussions on
“«У тебя будет все самое лучшее»”
  • Я считаю что избалованности детей в наше время серьезная проблема, ещё дело усугубляется тем, что родители воспитывают ребенка и у него года в 3 появляется мысль не мысль «вот это моя вещь» , а он в шоке от того, что какая то вещь не его!

  • Может все и так, но меня мать никогда не баловала, хотя тогда и время было другое.. пока мы смогли выбраться из села в город и хоть нормально зарабатывать прошло почти два десятилетия, с другой стороны детство проведенное в деревни осталось тёплыми воспоминаниями, несмотря на строгость родителей

  • Никогда не балывали меня родители и я свои детей не буду баловать!
    А то некоторым потом становится плевать на ценность вещей!
    Много нового узнала из этой статьи)
    Спасибо)

  • Я считаю,что если родители могут позволить своему ребёнку купить что-то дорогое,то пусть делают.
    А многие люди просто завидуют,тому что у них нет(

Оставить комментарий

Ваш E-mail не будет опубликован.